Ссылки для упрощенного доступа

"Никто не питал надежд". Суд приговорил Юрия Дмитриева к 3,5 годам колонии


Историк Юрий Дмитриев перед оглашением приговора около Петрозаводского городского суда. Фото: Дарья Кротова / "Мемориал"

В Петрозаводске суд приговорил историка и главу карельского "Мемориала" Юрия Дмитриева к трем с половиной годам колонии строгого режима по обвинению в насильственных действиях против несовершеннолетней приемной дочери. Об этом корреспонденту сайта Север.Реалии сообщил адвокат Дмитриева Виктор Ануфриев. Обвинение просило осудить историка на 15 лет строгого режима.

"3 года и 6 месяцев", – сказал Ануфриев.

По словам Ануфриева, Дмитриева признали виновным в насильственных действиях сексуального характера, оправдали по статье об изготовлении порнографии. Глава карельского "Мемориала" должен освободиться в ноябре 2020 года, так как суд засчитал срок, который Дмитриев провёл в следственном изоляторе.

Около здания Петрозаводского городского суда, где оглашали приговор, собрались около 100 человек: журналисты, друзья и близкие Дмитриева, общественные деятели – депутаты "Яблока" Эмилия Слабунова и Борис Вишневский, епископ Апостольской церкви Григорий Михнов-Вайтенко, правозащитник и глава "Мемориала" Ян Рачинский.

Перед оглашением приговора историку Юрию Дмитриеву
Перед оглашением приговора историку Юрию Дмитриеву

Еще до начала заседания адвокат историка Виктор Ануфриев сказал, что его подзащитный чувствует себя нормально, "насколько можно себя нормально чувствовать в следственном изоляторе".

"Держится мужественно, достойно все эти годы. Верит в то, что приговор будет справедливым и законным. Эта уверенность в нём подкрепляется тем, что он знает лучше всех нас с вами того, что ничего преступного [он] не совершал", – сказал Ануфриев.

Дочь Дмитриева Катерина Клодт, узнав о приговоре, заметила, что ей "очень хочется его обнять", и она надеется, что сможет это сделать завтра.

Статья, по которой осуждён Дмитриев, предполагает минимальный срок наказания от 12 лет лишения свободы. Суд использовал 64-ю статью Уголовного кодекса, позволяющую назначать более мягкое наказание, чем предусмотрено, при наличии исключительных обстоятельств. Сам Дмитриев обвинения категорически отрицает. Правозащитники уверены в сфабрикованности дела. В начале апреля Евросоюз призвал российские власти освободить Дмитриева из СИЗО из-за состояния здоровья и его возраста. Открытое письмо президенту России Владимиру Путину с просьбой вмешаться в дело подписали более 100 ученых, правозащитников и политиков из США и европейских стран.

Старшая дочь историка Юрия Дмитриева Екатерина Клодт
Старшая дочь историка Юрия Дмитриева Екатерина Клодт

Эмилия Слабунова, депутат парламента Карелии от "Яблока":

Депутат парламента Карелии Эмилия Слабунова
Депутат парламента Карелии Эмилия Слабунова

– Приговор не может быть справедливым, когда он обвинительный. Это приговор по делу, которое не имеет состава преступления. Ничего, кроме возмущения, не может вызывать такой приговор. К сожалению, приходится в путинской России радоваться тому, что хотя бы не те сроки, которые требовало обвинение, но возмущения при этом меньше не становится. Почему дали такой срок? Потому что системе нужно сохранять свое лицо и оправдательных приговоров они не выносят, тем более по таким делам. Никто не питал надежд. Все понимали, что они всячески будут пытаться доказать вину Дмитриева.

Олег Липовецкий, режиссер, продюсер:

– В наше время наша судебная система не выносит оправдательных приговоров. Как известно, их меньше, чем в сталинское время, поэтому, с одной стороны, это можно назвать успехом, конечно. Когда инкриминируют такую статью, по которой могут дать 15 лет, а дают 3,5 года, то, конечно, это слава богу. Для честных людей имя этого человека останется чистым.

Анатолий Разумов, руководитель Центра "Возвращенные имена" при Российской национальной библиотеке:

– Из того, что могло быть, думаю, да [это победа]. Защита наша не остановлена, мы будем и дальше его защищать и оправдывать, и он будет работать. Главное, что он будет с нами и будет работать и защищать Сандармох. Мы будем защищать Сандармох, и он вместе с нами. В этом смысле – это победа.

Около 100 слушателей, которые хотели попасть на оглашение приговора Дмитриеву, ждали результата на улице. В суд никого кроме адвоката не пустили
Около 100 слушателей, которые хотели попасть на оглашение приговора Дмитриеву, ждали результата на улице. В суд никого кроме адвоката не пустили

Артур Рамазанов, адвокат:

– Приговор Дмитриеву можно считать достаточно гуманным. Однако следует учесть, что Дмитриев вину не признает и, возможно, будет обжаловать этот приговор суда первой инстанции. Поэтому оценивать данный приговор суда следует с позиции не только назначенного наказания, а с главного вопроса о доказанности вины Дмитриева в совершении преступления. Если Дмитриев невиновен, то любое, даже самое мягкое наказание, будет незаконным и несправедливым. Учитывая пожилой возраст и состояние здоровья Дмитриева, даже этот приговор является для него тяжелым испытанием. Считаю, что суд вполне мог ограничиться сроком нахождения Дмитриева в следственном изоляторе и при вынесении приговора освободить его из-под стражи в зале суда. Никакой опасности для общества этот интеллигентный пожилой и больной человек не представляет, и держать его в местах лишения свободы нет никакой необходимости. Хотелось бы пожелать Дмитриеву сохранения здоровья во время всех судебных тяжб и нахождения в местах лишения свободы, а также выдержать все испытания.

Александр Сокуров, режиссер:

– Я ни секунды не верил, что приговор будет связан с реальным заключением. Что 15, что 3,5 – все это плохо. Конечно, надо подавать апелляции, идти вплоть до Европейского суда. Это полная победа правоохранительной системы. Ведь и в деле Светланы Прокопьевой, и Кирилла Серебренникова было все же понимание контраста между общественным настроением и настроением общественной системы, а здесь его демонстративно нет. При той политической борьбе, которая идет в стране, по-другому быть и не может. Могу только пожелать, чтобы там, куда его отправят, было строжайшее соблюдение законов, чтобы там не было той внутрилагерной вакханалии, которая в российской системе существует практически открыто. А вообще приговор Дмитриеву я рассматриваю как свое личное поражение.

Александр Островский, адвокат:

– Самый страшный результат этого дела – это сломленная и раздавленная психика ребенка. Девочке пришлось многократно под давлением и диктовку следователя редактировать ранее данные показания, чтобы усугубить их так, как это нужно обвинению. Про загубленную жизнь и здоровье самого историка Дмитриева и сказать нечего: в такие годы проходить тюремные университеты и выйти оттуда живым – это большая удача. Как пел Высоцкий, спасибо, что живой.

Борис Вишневский, депутат Законодательного собрания Петербурга (приехал в Петрозаводск на оглашение приговора):

Борис Вишневский
Борис Вишневский

– По моему мнению, приговор означает, что суд понимает, что все обвинения были липовые, но не может себе позволить полностью оправдать невинного человека, потому что правоохранительная система не имеет задней передачи. Когда по двум эпизодам оправдывают полностью, а по третьему дают наказание ниже предела – это вероятный признак того, что суд прекрасно понимает, что все это необоснованно и незаконно. Но, видимо, полученные указания и сообщенные судом мнения не позволяют оправдать человека полностью. Боюсь, что это лучшее, на что мы могли рассчитывать. Будь это демократический суд в независимой стране, я бы ни на секунду не сомневался, что Дмитриев будет полностью оправдан.

Екатерина Шульман, политолог:

– Три с половиной года колонии для историка Юрия Дмитриева, при том что прокуратура просила 15 лет, по нынешним временам это почти оправдание – хотя судимость по такой статье, ох. Пойдет ли защита дальше, оспаривая приговор? Надо бы.

Яков Гордин, историк:

– Такой приговор – это варварство, поскольку уже неоднократно было оказано, что обвинение абсолютно липовое. Это расправа над пожилым, в высшей степени достойным, мужественным человеком, за что он и получил от родины соответствующее воздаяние, этот сюжет не первый и не последний. Это даже не просто политическое преследование, это мелкая месть местных властей – при попустительстве властей высших. Абсолютно чудовищная история. Дмитриев оказался удобной и яркой мишенью – это тенденция: нежелание знать по-настоящему о преступлениях государства.

Николай Кононов, журналист:

– Нельзя уставать повторять: историк Юрий Дмитриев вернул имена десяткам тысяч обезличенных политзаключённых, которых расстреляли и свалили в ямы в карельских лесах во время Большого террора. Только что Дмитриева признали виновным по липовому делу о растлении приёмной дочери. Не важно, что дали 3,5 года, а не 15, – всё равно окатили позором. Часто казалось, что Дмитриеву мстит не силовичьё, а разгневанное божество забвения – ведь он дал посмертие тем, кого предполагалось по-тихому удалить из прошлого, влез с сапёрной лопаткой в царство теней и выкликнул неупокоенные души. Конечно, это преступление, и месть последовала сразу.

Николай Подосокорский, философ:

– В выстроенной Путиным системе приговоры по политическим делам диктуются статистам-судьям кураторами внутренней политики в самый последний момент, исходя из накала общественных настроений. В деле Дмитриева гражданское общество не дожало, устало, расслабилось, не сделало тех необходимых шагов, чтобы его освободили немедленно. Зато в очередной раз стало всем очевидно, насколько российский суд превратился в абсолютную профанацию права. Сколько это еще продлится – одному богу ведомо. Когда-нибудь о Дмитриеве напишут книги, снимут не один художественный и документальный фильм, назовут его именем улицы, поставят памятник, учредят премию в его честь и, хочется верить, поименно вспомнят всех, кто фабриковал его дело, глумился над законом и здравым смыслом, давил на свидетелей, шельмовал имя Дмитриева в прессе и т.д.

Глеб Павловский, политолог:

– Суд бандитов, сделали вид, что пожалели, почти по отбытому. Мерзавцев прощать нельзя.

"Несмотря на очевидную мягкость приговора по сравнению с 15 годами лишения свободы, запрошенными прокуратурой, приговор не правосуден, – говорится в официальном заявлении "Мемориала". – Абсолютная беспочвенность обвинений была очевидна с самого начала. И такой приговор по столь тяжкому обвинению означает одно: у обвинения нет никаких доказательств реальной вины Дмитриева в насильственных действиях сексуального характера по отношению к несовершеннолетней приемной дочери. Тем не менее эти обвинения уже отняли больше трех лет свободы у Юрия Дмитриева и искалечили судьбу его приемной дочери".

  • В 1990-х поисковая экспедиция под руководством Дмитриева обнаружила массовые захоронения жертв политических репрессий в Сандармохе и Красном Бору в Республике Карелия. Дмитриев составил списки заключенных, расстрелянных в Сандармохе. Число жертв насчитывало около 6200 имен. Дмитриев – автор книг "Место расстрела – Сандармох" и "Место памяти Сандармох". Последнюю историк написал в следственном изоляторе.
  • Первое дело против историка Юрия Дмитриева возбудили в 2016 году. Его обвиняли в изготовлении порнографии с участием приемной дочери, но вскоре суд оправдал главу карельского "Мемориала". Верховный суд Карелии отменил решение. В 2018 году против Дмитриева возбудили новое уголовное дело. Его обвинили в насильственных действиях против несовершеннолетней, приемной дочери.
  • Позже в Сандармохе начала раскопки поисковая экспедиция Российского военно-исторического общества (РВИО), которую организовал бывший министром культуры РФ Владимир Мединский. Участники РВИО нашли останки нескольких людей и предположили, что погибшие – пленные красноармейцы в годы оккупации 1941–1944 во время Великой Отечественной войны.
  • Позже Следственный комитет Карелии возбудил уголовное дело из-за массовых убийств мирных жителей в республике. В ведомстве утверждали, что к убийствам могут быть причастны "финские захватчики". Позже финские историки опровергли заявления Следственного комитета, а с сайта СК новость о возбуждении уголовного дела удалили.
XS
SM
MD
LG