Ссылки для упрощенного доступа

Как сотрудник ФБК Руслан Шаведднинов служил на Новой Земле


Сотрудник Фонда борьбы с коррупцией Руслан Шаведдинов

"Медиазона" поговорила с бывшим сослуживцем сотрудника Фонда борьбы с коррупцией Руслана Шаведдинова, которого насильно забрали в армию в конце 2019 года. Север.Реалии пересказывают монолог Артема Королева.

Слежка

Королев служил на Новой Земле с августа 2019 года до июля 2020. Он рассказывает, что до приезда Руслана Шаведдинова "это была обычная армия".

"Все было окей: звонили каждую неделю, телефон давали с вечера пятницы до утра понедельника, в понедельник собирали. Все по расписанию, все хорошо, без проблем, без запар", — говорит Королев.

Руководство предупредило, что приедет "права рука Навального", и запретила с ним общаться. Но сначала Шаведдинов попал в первый дивизион, а не в тот, где служил Королев. Там ему установили кровать у входа и заставили одного из контрактников следить за ним, чтобы "не суициднулся".

Затем Шаведдинова перевели в дивизион Королева, где заставили сбрить волосы.

Глушилки

В здании, где служили срочники, поставили глушилки - позвонить или написать смс родственникам было нельзя.

"Руслана куда-то отвели — на медобследование или что-то в этом роде. У него проблемы со спиной были тогда. Его не было примерно час. Прибежал командир и говорит: "Все, все, быстро выключайте глушилки, дайте личному составу позвонить!". Как только Руслан вышел, сразу начались звонки", — рассказывает Королев.

Когда Шаведдинов вернулся, связь снова заглушили. Вместо звонков солдаты писали письма, но большая часть из них не доходила до адресатов.

"Эфэсбэшники даже попросили сделать стенгазету, посвященную чисто Руслану, чтобы он чувствовал себя в комфорте. Стенгазета называлась "Начало восхитительной службы": там идет фотография, потом надпись "Учимся заправлять кровать", "Прекрасный обед", "Такая хорошая служба". И на всех местах его заставляли фотографироваться", — объяснил Королев.

Присяга

По рассказу срочника, Шаведдинова заставили принять присягу: он написал в присяге "Не принимаю", командование посчитало это росписью.

Телефоны

Шаведдинову сломали телефон, который пришел по почте. Ему не позволяли купить сим-карту - когда всех водили в магазин, Шаведдинова отправляли в госпиталь. Командиры давали ему свои телефоны, но разрешали звонить только под присмотром. В какой-то момент у сотрудника ФБК появился телефон, он передал коллегам из ФБК, что его переводят в другую часть.

"Выходит командир и говорит: "Кто. Дал. Ему. Телефон?". Никто не понимает, о чем речь — только я один знаю, что у него был телефон, и он сам написал. Никто ничего не говорит, полная тишина. Нам говорят: "Хорошо, мы вас поняли". У нас полностью все спальное помещение разворошили в щи, в хлам. Его просто можно сказать не было: искали все телефоны, все, что возможно было".

После этого руководство части заставило срочников три дня почти без перерыва заниматься спортом в резиновых костюмах и противогазах, в которых трудно дышать.

"У нас из личного состава в 20-25 человек остались просто мертвые люди какие-то. Человек пять уехали в госпиталь, потому что на морозе бегали: только вспотевшие из ОЗК вылезли, надели спортивную форму; на улице ветер, снег, а мы бежим в обычной спортивной форме. Многие улетели с пневмонией", — рассказывает Королев.

"Не быть таким, как он"

"Нам начали говорить: "Это фашизм, вы никогда не сможете подружиться с такими людьми. Запомните, они вам не нужны. Это просто национализм, фашизм, не общайтесь с ним". Командир взвода нас построил и спросил: "Кто считает Руслана Шаведдинова другом?". И все те, кто с ним дружили, общались — никто руки не поднял. Поднял я один, и он начинает давить: "Ну и что, и почему он твой друг? То есть вот началась бы революция, начали бы убивать людей — ты бы поддержал его?" Я говорю: "Если бы было во благо нашей страны, то да". А он: "Ты еще хуже, чем я думал", — рассказал Королев.

Когда Шаведдинова перевели в другую часть, срочникам вернули телефоны и убрали глушилки.

  • В конце 2019 года Руслана Шаведдинова отправили в воинскую часть на Новой Земле. Перед отправкой в армию полицейские провели обыск в квартире активиста, а оператор связи Yota отключил мобильную связь Шаведдинова. Суд признал законной принудительный призыв активиста в армию, где Шаведдинову запрещено пользоваться мобильным телефоном, получать и отправлять письма.
  • В конце августа Тверской суд Москвы отклонил иск на миллион рублей к оператору мобильной связи Yota. Шаведдинов требовал от компании компенсацию за неоказание услуг связи в день задержания и отправки в военную часть.
XS
SM
MD
LG