Ссылки для упрощенного доступа

"Эта статья не про террористов"


Светлана Прокопьева

2 февраля, когда внимание всей России (да и "мировой закулисы", что греха таить, тоже) было приковано к Симоновскому суду, где меняли условный на реальный срок для Алексея Навального, я скучно провела во Власихе.

Запрятанный в сосновом лесу военный городок, где один пропуск – на проход через КПП, другой – для входа в здание, служит прибежищем для Военного апелляционного суда. Сам суд занимает одно крыло четвертого этажа безликой пятиэтажки из силикатного кирпича. Там же по соседству военная прокуратура, какое-то управление ракетными частями, в общем, все очень военное и не очень похожее на суд.

Впрочем, в зале все атрибуты присутствуют – два пристава на входе, ряды скамеек, видеокамера и монитор для ВКС. Трибуна для прокурора, трибуна для защиты. Большая внушительная трибуна для тройки судей. Дела о терроризме – они такие, рассматриваются сразу тройкой. Да, забыла напомнить – я же практически террорист, фигурант перечня действующих террористов и экстремистов Росфинмониторинга и дипломированный "оправдатель терроризма", согласно вступившему теперь уже в силу приговору суда.

В тот день, когда Навального посадили в тюрьму по обвинению, которое уже оспорено в ЕСПЧ, а сотни его сторонников, протестовавших на улице, избили дубинками и развезли по спецприемникам, во Власихе рассматривалась моя апелляция. Сразу скажу, безуспешно. Никто, впрочем, чуда и не ждал, да и в целом было достаточно скучно, чтобы успевать поглядывать в трансляции из Симоновского суда. Собственно, и писать бы про это не стоило, кабы не одно "но". Это выступление в ходе прений представителя государственного обвинения, полковника Обухова.

Среди типовых "осуждена законно, обоснованно и справедливо" и "разбирательство уголовного дела было проведено полно, всесторонне, объективно, с соблюдением требований Уголовно-процессуального закона" в этой речи нашлось место заявлению, которое я пытаюсь переварить до сих пор. Если коротко, гособвинитель открытым текстом признал, что приговор мне вынесен не за то, что предполагает состав преступления по ст. 205.2 УК РФ, а за мою гражданскую позицию и политические взгляды.

Полностью его речь я опубликовала у себя в фейсбуке. А вот цитата: "Вообще по большому счету эта статья, как она сама заявила сегодня, не про террористов. Статья, и на это абсолютно правильно обратили внимание эксперты, преследует вполне конкретные цели – сформировать у аудитории негативное отношение к представителям правоохранительных органов и других государственных структур, и возбудить протестные настроения".

Еще цитата: "Я не знаком с творчеством Прокопьевой до рассматриваемых материалов, но уверен, что она и до этого писала и говорила в этом духе, и к этому привыкли ее коллеги, и поэтому никакого подвоха в очередном таком опусе про "кровавый режим" не заметили. Но хочу обратить внимание, что мы живем не в какой-нибудь Прибалтике и ее свобода слова до рассматриваемого дела никак не ограничивалась".

...ни в одной стране Запада, рупором которого, судя по названиям представляемых ею средств массовой информации, является Прокопьева...

И еще: "Вот некоторые анархисты и маргиналы прямо написали в различных чатах в сети интернет о том, что Жлобицкий герой. И понесли заслуженное наказание. Ну а чем Светлана Владимировна отличается от них?! Ведь смысл написанного ею тот же самый. Только ему придана более витиеватая форма с умелым использованием психологических и лингвистических приемов, в совокупности тезисов, зеркального отражения, дискурса, завуалированной симпатии и других. Я думаю, что ни в одной стране Запада, рупором которого, судя по названиям представляемых ею средств массовой информации, является Прокопьева, ей не позволили бы героизировать террористов".

Насчет "героизации террористов" гособвинитель традиционно соврал (эксперты обвинения даже не пытались натянуть свои выводы конкретно на этот диагностический признак), но зато честно признался в другом: журналист, работающий на иностранное СМИ, сегодня считается врагом. Не важно, что именно и как было сказано, важно – кем.

Не то чтобы это большая неожиданность или вообще новость, но все-таки. Вот так расчехлиться в открытом судебном заседании и заявить под аудиопротокол, что состав преступления или умысел мы даже устанавливать не будем, раз тут протестные настроения и негативное отношение к правоохранительным органам, – это нонсенс. До сих пор российские суды хотя бы формально прикрывались строчками кодексов, делая вид, что "все по закону". Да, все видели ложь, и судьи видели, что все видят ложь – в противоречивых экспертизах, подмене фактов, показаниях, данных под пытками, в одинаковых административных протоколах, не имеющих никакого отношения к реальности, – но никто еще так прямо не признавал: "Да, мы врем. И что?".

Это ни много ни мало означает свершившееся разрушение государственной правой системы – руками служителей государства.

Несправедливые приговоры плохи не только тем, что портят жизнь конкретным людям. Несправедливые, демонстративно репрессивные приговоры вышибают дух из законодательства – конструктивной основы страны. Но если право разрушается – оно вообще разрушается, в целом, а не только для "политических", "недовольных властью маргиналов", как выразился полковник Обухов. Это как плесень, которой вы не прикажете разъедать лишь конкретно вот этот угол. Нет, плесень захватит столько, сколько сумеет, раз уж она появилась.

Сами, все сами. Что-что, а развал отечественной правовой системы на происки зарубежных спецслужб и козни наших западных партнеров списать, увы, никак не получится

Государство, в котором не действуют законы и попраны самые основы права (равенство всех перед законом, презумпция невиновности, прямое действие статей Конституции, понимание преступного деяния как события, повлекшего вред для общества, вина как следствие умысла), – это failed state. Несостоявшееся государство.

И кто же виноват? Опять иноагенты? Кто вынуждает полицейских хватать без разбора людей, гуляющих по улице, и составлять протоколы под копирку? Кто заставляет судей принимать эти протоколы как норму и штрафовать людей, не совершивших никакого правонарушения? Кто приказывает подделывать улики, пытать задержанных, привлекать продажных экспертов и игнорировать выводы настоящих специалистов? Опять Брюссель? Нет. Сами, все сами. Что-что, а развал отечественной правовой системы на происки зарубежных спецслужб и козни наших западных партнеров списать, увы, никак не получится.

XS
SM
MD
LG