Ссылки для упрощенного доступа

"Еще хуже живут". Муниципальные квартиры пустуют годами


Опечатанная квартира в Балтийске

В Балтийске Калининградской области, который расположен на берегу Балтийского моря, десятки жителей прозябают в аварийном и ветхом жилье. При этом в городе стоят пустые муниципальные квартиры. Местный активист Сергей Дустин в социальных сетях попросил откликнуться людей, которые знают конкретные адреса. Эти данные он передал в прокуратуру и теперь добивается, чтобы пустующее жилье досталось нуждающимся.

Почтовый ящик невостребованной квартиры ломится от квитанций
Почтовый ящик невостребованной квартиры ломится от квитанций

С Сергеем Дустиным мы встречаемся на конечной остановке автобуса в Балтийске и садимся в его видавший виды, но все еще крепкий "Мерседес".

– Давайте проедем по одному адресу, я вам покажу одну из квартир. С нее все и началось, – говорит он.

После ее смерти квартиру закрыли – так и стоит закрытая лет шесть уже

Мы подъезжаем к двухэтажному дому. На втором этаже – опечатанная дверь. Закрыли квартиру, если верить чернильной надписи на бумажке, в феврале 2017 года.

– С тех пор она стоит просто закрытой, никто там не живет. Но я знаю, что до этого в муниципальной квартире проживала пожилая женщина, она тащила в дом все подряд с помоек – в окно можно увидеть горы мусора. Женщина умерла. Квартиру закрыли, даже не убравшись там, – говорит Дустин.

– Женщина там жила больная, – рассказывает соседка Галина Сибиркина. – Ее бросил муж, ребенка забрал. Из-за этого она сошла с ума, но тихая была, никому вреда не приносила. Неконфликтная. Ей надо было лечиться, но она этого не делала, и с годами болезнь прогрессировала. Проявлялась, в частности, в том, что тащила в дом все подряд, квартиру захламила. Но в подъезде антисанитарии не было. Ей все эти годы брат немного помогал – еду привозил. После ее смерти квартиру закрыли – так и стоит закрытая лет шесть уже. Мы, соседи, боимся, что сгниет там все и на головы нам рухнет. Били в колокола – обращались в инстанции, но результата никакого. Но, как Дустин зашевелился, пришли – из прокуратуры, смотрели квартиру.

Почтовый ящик буквально ломится от квитанций на оплату коммунальных услуг. "Жировки", по всей видимости, приходят в пустующую квартиру не один год.

Квартира, закрепленная за муниципалитетом, возлагает на город как на собственника множество обязанностей

По словам жильцов, квартира в таком доме в Балтийске стоит в среднем 1,5 миллиона рублей.

– А ведь можно было отдать эту квартиру нуждающимся в жилье. У нас таких много в Балтийске. Эта квартира – ярчайший пример пренебрежения местных властей к собственному жилому фонду. Я давно занимаюсь проблемами ЖКХ Балтийска. Ко мне с просьбами помочь обращается много горожан. Как правило, это люди небогатые. Многие живут в аварийных домах годами. И вот у меня возникла идея заняться вопросом, действительно ли у нас в городе нет возможности расселить нуждающихся в муниципальное жилье, которое находится в нормальном состоянии, – рассказывает Сергей Дустин по дороге к следующему дому – на этот раз аварийному. – Квартира, закрепленная за муниципалитетом, возлагает на город как на собственника множество обязанностей. В том числе, чтобы жилье использовалось по назначению. У нас же такого, как видите, нет. Также в обязанности собственника входит не допускать разрушения в квартире, то есть содержать ее в нормальном состоянии. В случае, если она пришла в аварийное состояние, необходимо предоставить нанимателю другую жилплощадь.

Жительница Балтийска Татьяна Пятина встречает нас на пороге квартиры предостережением: "Только аккуратней, смотрите, у меня крыша может упасть, чтобы вас не прибило".

Квартира Татьяны Пятиной
Квартира Татьяны Пятиной

В кухне на потолке огромная дыра. Крыша уже несколько лет в таком состоянии, вздыхает Татьяна. У нее четверо детей и два внука. В этой квартире живет с 1980 года – с того момента, как приехала в Балтийск с мужем-военным.

– Приехав сюда, мы с мужем развелись, у меня на руках остались двое маленьких детей. В 1982 году я встала на очередь на получение квартиры. Была в очереди седьмая. Это жилье нам предоставили как временное, – рассказывает Татьяна.

Потом в этой же квартире, после развода с первым супругом, у нее родилось еще двое детей от второго мужа. За 16 лет льготная очередь на получение жилья не продвинулась вообще.

Вот как это может быть – полтора десятка лет была седьмой, а спустя годы стала пятьдесят пятой

– Нам уже по закону было положено расширение жилплощади. Тогда квартира еще не была аварийной. Но в 2008 году пришло постановление, что нас снимают с льготной очереди. Основание – дети выросли, – возмущается Пятина.

В 2015 году ей удалось опять встать в очередь на получение жилья. Но теперь она оказалась в списке 55-й.

– Вот как это может быть – полтора десятка лет была седьмой, а спустя годы стала пятьдесят пятой – разве это справедливо? – недоумевает Татьяна.

Дыра в потолке у Пятиной
Дыра в потолке у Пятиной

В 2018 году в доме, где она живет, обвалилась часть крыши: "Хорошо, что все это посыпалось – и штукатурка, и рейки – когда рядом никого не было". Пятина обратилась в администрацию с просьбой отремонтировать кровлю. На что пришел ответ, что специалисты администрации осмотр кровли произвели, а ремонт "запланирован и будет выполнен в 2019 году при наличии средств найма". Этот план не осуществился, дыра на крыше никуда не делась. Пятина повторно обратилась в администрацию Балтийска. В 2021 году пришел ответ, что техническое состояние здания недопустимое, а насчет сроков проведения ремонта сообщат дополнительно.

– При этом у нас как не было, так и нет отопления. Мы покупаем брикеты и топим печку. Это и дорого, и нет тепла, как с батареями, – говорит Татьяна. – Мы живем на 55 квадратных метрах. У нас большая семья – четверо детей, двое внуков и я. При этом на все мои просьбы выделить нам дополнительную жилплощадь нам отвечают, что нет возможности, а другие, мол, и хуже живут.

"Люди еще хуже живут"

– Почему при имеющихся муниципальных квартирах людям говорят, что возможности расселить их нет? Я попросил в социальных сетях откликнуться тех, кто знает адреса, по которым стоят закрытые пустующие муниципальные квартиры. В течение недели мне сообщили о 15 адресах! – рассказывает Дустин, пока мы едем на улицу Солдатскую. Там нас ждет Игорь Олейник, инвалид по зрению.

Игорь Олейник
Игорь Олейник

– Я попал в самое пекло в 1986 году. Был ликвидатором последствий аварии на Чернобыльской АЭС, – рассказывает Олейник. Эту квартиру он получил как чернобылец в 1992 году. – Развелся в 2015 году. Тогда же признали дом аварийным. Но расселение обещают только в 2024 году. При этом переехать в маневренный фонд не предлагали. В администрацию за помощью не обращался.

Опять сказали жителям, что, мол, "люди еще хуже живут"

– Чтобы дом признали аварийным, пришлось проводить независимую экспертизу. Потому что когда приехали осмотреть дом из администрации Балтийска, то опять сказали жителям, что, мол, "люди еще хуже живут", – рассказывает Сергей Дустин.

До того, как ослеп, Игорь работал строителем, поэтому свою квартиру он хотя бы внешне привел в порядок.

– У меня натяжные потолки, стены с трещинами замазал, но соседи со второго этажа потихоньку ко мне проваливаются – полы-то гнилые, – рассказывает он и жалуется: – Дом построен на камышах, здесь очень сыро. И запах сырости никак не замаскируешь – он ведь идет из-под дома. Подвала нет, и все идет сразу в квартиру.

Я поехал посмотреть, что мне предлагают. Приехал, а там пепелище вместо дома

А вот дом, где находится квартира Игоря Азолина, так и не признан аварийным. Хотя условия там ужасные – сырость, плесень, грибок на стенах, трещины на стенах и грозящий упасть на головы находящихся в помещении потолок – никакой косметический ремонт такому помещению уже не помогает.

– Мы обои клеим раз в полгода, они просто не держатся – все от сырости отваливается, – рассказывает Азолин. Он дотрагивается до стены – и обои буквально падают на пол. В очереди на улучшение жилищных условий он стоит с 1986 года. – Справедливости ради скажу, что в 90-х мне предложила администрация переехать в район города Советска. Я поехал посмотреть, что мне предлагают. Приехал, а там пепелище вместо дома. Конечно, я отказался от такого "подарка".

Квартира Игоря Азолина
Квартира Игоря Азолина

Больше вариантов ему не предлагали. Сейчас в этой сырой квартире прописаны пять человек: Игорь, жена, дочь, сын и внучка. Но вот постоянно здесь живет только пожилая мама, остальные – на съемной квартире, собственного жилья у семьи нет. Когда им светит переезд в более комфортные условия – неизвестно.

Сергей Дустин собрал информацию о пустующих муниципальных квартирах в Балтийске и направил в прокуратуру запрос с требованием провести проверку по найденным адресам.

– Если они действительно пустуют, то прокуратура обяжет муниципалитет отчитаться, почему так происходит, и заставит местные власти переселить в это жилье нуждающихся, – говорит он.

В прокуратуре Калининградской области Север.Реалии сообщили, что проверка по обращению Дустина уже началась. Сам активист, не дожидаясь окончательных результатов, записался на прием в прокуратуру Балтийска.

Пока что данные по Балтийску подтвердились

– Пришёл, прокурор пригласил, я сказал, что беспокоюсь, поскольку вопрос имеет острое социальное значение, что обеспокоен ходом проверки и её итогами, поскольку меня не опрашивали, а у меня появились новые данные. На что прокурор ответил, что согласен с моей оценкой остроты вопроса, что идёт проверка и пока что данные по Балтийску подтвердились, и сотрудник прокуратуры собирается выезжать на Балткосу, где четыре квартиры надо смотреть. Просил дать новые сведения и заверил, что все будет проверено как надо, – рассказал Дустин.

В администрации Балтийска корреспонденту Север.Реалии сообщили, что переселить людей возможности нет.

– Мы должны расселить 213 человек из 13 многоквартирных домов, признанных аварийными до 1 января 2017 года. Программа рассчитана на 2019–2025 годы. До конца 2023 года планируем расселить 53 человека. Для этого необходимо строительство новых многоквартирных домов, так как подходящего жилого фонда в Балтийске нет. В 2020-м – начале 2021 года по программе переселения из ветхого и​ аварийного​ жилья 14 семей из дома 35 на улице Подгорной в Балтийске переехали в благоустроенные квартиры, – сообщили в пресс-службе города.

На вопрос о невостребованных квартирах, сколько их всего и почему пустуют, сотрудник пресс-службы отказался отвечать без письменного запроса. На письменный запрос ответа пока нет.

"Ситуация очень загадочная"

Еще одна прокурорская проверка по схожей ситуации идет в Советске. Там в 1989 году четверо детей, два брата и две сестры, остались без родителей и попали в детский дом. От родителей им осталась муниципальная квартира, которую до 17-летия старшей дочери, Елены, занимали случайные люди, не имеющие к семье никакого отношения. Девушка после детдома переехала в родительскую квартиру, но жить там не смогла – на стенах трещины, отопления и ванной комнаты нет. Пришлось съехать на съемную квартиру. Не смогли там жить и младшие братья и сестра Елены. Но у всех четверых, а также у дочери Елены, осталась прописка в этой муниципальной квартире, площадью менее 30 кв. метров. Ремонт за 20 лет город так и не сделал, квартира продолжает разрушаться. Другую жилплощадь выпускникам детдома не предоставили.

На сегодняшний день только в областном центре в очереди на получение муниципального жилья стоят 14 396 человек. Единой статистики по городам области нет, отметили в пресс-службе регионального правительства.

Евгений Мишин
Евгений Мишин

– Вообще ситуация очень загадочная с муниципальными квартирами, – говорит депутат Калининградской областной думы Евгений Мишин. – Есть невостребованные квартиры, но есть же и очередность, когда люди реально нуждаются в улучшении жилищных условий или когда в связи со сложившимися жизненными обстоятельствами им просто негде жить. Люди стоят в очередях, ждут. Такие примеры на территории всей Калининградской области. В Немане был случай, когда заслуженная медсестра в Неманской ЦРБ более десяти лет стояла в очереди – причем, вот вопиющий факт, под номером один! Ей предлагали различные варианты, но предлагали намеренно муниципальные квартиры такого качества, что на них было страшно смотреть: без стекол, без каких-либо удобств вообще. Она приходила ко мне на личный прием, мы подключили и прокуратуру, чтобы найти какую-то защиту, и другие контролирующие органы. Недавно я узнал, что этой женщины не стало, а получить квартиру из муниципального жилого фонда у нее так и не получилось. Очередь на улучшение жилищных условий двигается только таким образом – когда люди из нее выбывают в связи со смертью.

Юрист и руководитель Союза женщин Калининградской области Марина Матюнина считает, что проблема с нехваткой муниципального жилья напрямую связана с низким уровнем жизни.

Марина Матюнина
Марина Матюнина

– Например, живет семья. У них в квартире случился пожар. Жилье сгорело. А на ипотеку или съемную квартиру зачастую просто нет денег. Поэтому люди встают в очередь на получение муниципальной квартиры. Также и сироты – когда они вырастают, им по закону положено предоставить жилье (у них отдельная очередь), а оно в таких количествах не освобождается прежними нанимателями, да и не строится такими темпами, – говорит Матюнина. – Бывает так, что люди просто прописаны в таких квартирах, оплачивают исправно коммунальные счета, но не живут в них – к примеру, уехали в другой город работать или учиться и снимают комнату там.

Проблема, по мнению депутата Мишина, кроется в низком качестве муниципального управления и недостаточной прозрачности системы распределения квартир по договорам социального найма.

– Вся выдача муниципального жилья, в том числе по очереди для улучшения жилищных условий, должна производиться открытым путем и должна быть на особом контроле у руководства области, – говорит он.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG