Ссылки для упрощенного доступа

"Они ведут страну к катастрофе". Документалисту Всеволоду Королеву угрожает самый большой срок за "фейки"


Всеволод Королев в суде
Всеволод Королев в суде

В Петербурге прокурор запросил 36-летнему документалисту Всеволоду Королеву 9 лет колонии общего режима по делу о "фейках" о российской армии за два поста во "ВКонтакте", где следователи нашли якобы ложную информацию о войне России в Украине. Север.Реалии рассказывает об уголовном деле Королева, которому запросили самый большой срок по "фейкам" в России.

До ареста Всеволод Королёв работал корреспондентом журнала "Дискурс", который пишет о культуре. Королев помогал детям с инвалидностью и снимал фильмы на социальные темы, в том числе об обвиняемых в "фейках": фильмы "Саша, мы с тобой" о художнице Александре Скочиленко и "Холодный май" о журналистке Rusnews Марии Пономаренко.

Королёв писал стихи, в 2018 году опубликовал поэтический сборник "Незабудки". В 2022 году после полномасштабного вторжения России в Украину выходил на антивоенные митинги, дважды отсидел (8 и 10 суток) за участие в несогласованных акциях.

Обыски у Королева прошли 12 июля 2022 года. На следующий день Выборгский суд отправил его в СИЗО. "Фейки" о российской армии следователи обнаружили в двух постах во "ВКонтакте", в которых говорилось о действиях российских военных в Донецке, Буче и Бородянке.

Всеволод Королев
Всеволод Королев

Лайк, Центр "Э" и сомнительная экспертиза

В суде выяснилось, что заявление на документалиста написал петербуржец Михаил Баранов, но, по словам Баранова, он не сам обратился в полицию, а полиция приехала за ним. Баранов лайкнул одну из записей Королева в соцсети, после чего к нему домой пришли сотрудники Центра "Э" (Центр по борьбе с экстремизмом. – СР) и попросили проехать с ними на допрос к следователю.

– После лайка в сети "ВКонтакте" ко мне приехали домой сотрудники, показали все эти записи и мой лайк. Сказали, что надо будет явиться к следователю. И я ответил на вопросы следователя. А так, чтобы ходить в отдел и сдать человека – я такого не стал бы делать, то есть такого не было, – сказал Баранов в суде.

В заявлении он написал, что категорически против постов Королева. А на суде сказал, что записи документалиста – это проявление свободы слова и каждый человек имеет право высказываться.

Еще одно заявление на Королева написал бывший сотрудник военной прокуратуры Владимир Шатохин, который теперь торгует цветами.

По словам Шатохина, он искал клиентов через социальные сети и случайно наткнулся на пост Королёва. И Шатохину "стало тошно" из-за его постов.

– Случайно наткнулся на пост, заинтересовался. Написано было непонятно, кто, кого, чего, – объяснял он суду. – Когда прочитал, зашел на страницу пользователя "Всеволод Королев", дальше прочитал еще пост. Первый был про Бучу, потом про Донецк. Написано было негативно: "как наши вооруженные силы типа расстреливают мирных граждан, бомбят из БУКа и Точки-У", хотя на тот момент они уже не один год помогали всячески и поддерживали. То бишь, какая-то чушь, неподкрепленная ничем, никаких фактов, ничего, просто высосана из пальца. Там еще были посты, я просто не стал дальше читать, потому что противно стало. Там ничего документально подтверждено не было, то бишь человек просто фантазер или просто клевету писал.

Шатохин сказал судье, что донос на Королева он написал, чтобы тот больше не мог писать такие посты. Но он не смог вспомнить, что было в заявлении и когда он его написал.

Адвокат Королева Зырянова предположила, что Шатохин, явившийся в суд, и свидетель, которого изначально допрашивали, – это разные люди. В материалах дела к протоколу допроса Шатохина нет копии его паспорта, там указана другая дата рождения, которая отличается от даты в паспорте свидетеля, явившегося на допрос. Но суд это проигнорировал.

У свидетелей Шатохина и Баранова показания словно под копирку. Сотрудник Центра "Э" Василий Марчук утверждал в суде, что не помогал им с формулировками их показаний при составлении документов.

Кроме показаний сотрудника Центра "Э" и двух свидетелей обвинение представило лингвистическую экспертизу, которую проводил Центр экспертиз при Санкт-Петербургском государственном университете. Экспертизы проводили лингвист Алла Тепляшина и политолог Ольга Сафонова.

Именно лингвистическая экспертиза и легла в основу обвинения Королёва. Суд решил закрыть заседание на момент допроса специалистов по просьбе проректора по правовым вопросам СПбГУ Юрия Пенова, который заявил, что он опасается за жизнь специалистов, проводивших экспертизу, из-за комментариев в СМИ. Ранее на заседаниях у Белоусова и Петровой, которых уже осудили по статье о "фейках" об армии, специалистов, дававших экспертное заключение, допрашивали в открытых судебных заседаниях.

Что известно об экспертах, которые делают экспертизы по антивоенным делам?

Для лингвиста Аллы Тепляшиной и политолога Ольги Сафоновой дело Королева не первое, где они выступают в качестве экспертов со стороны следствия. И Тепляшина, и Сафонова окончили Санкт-Петербургский государственный университет, где после обучения остались работать.

Больше 10 лет назад Ольга Сафонова поддерживала решение Госдумы о принятии закона об НКО-иноагентах, но уточняла, что в действии закона "не должно быть "перегибов", как всегда". Тогда Сафонова говорила, что нет ничего плохого в том, что Россия становится более закрытой страной.

Спустя 10 лет после этого интервью Сафонова стала участвовать в уголовных делах о "фейках", где выступала в качестве эксперта со стороны обвинителя.

Ольга Сафонова делала экспертизу по делу художницы Саши Скочиленко, которую приговорили к 7 годам колонии за антивоенные ценники.

Вместе с Ольгой Сафоновой Алла Тепляшина были экспертами по делу петербурженки Виктории Петровой, которую за "фейки" приговорили к принудительному психиатрическому лечению. Тепляшина выступала экспертом по делу Олега Белоусова, которого по обвинению к "фейках" приговорили к 5,5 годам колонии.

В своем экспертном заключении Тепляшина и Сафонова указали, что в постах Королёва есть признаки заведомо ложной информации, дискредитации армии и органов власти по мотивам ненависти и вражды.

Защита Королева допросила в суде лингвиста Игоря Жаркова, который раскритиковал экспертное заключение Тепляшиной и Сафоновой.

Игорь Жарков – кандидат филологических наук, начальник научно-методического отдела Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС). Специалист в экспертизах по "фейкам" об армии и "дискредитации" армии. Автор более 800 экспертиз, из которых более 170 – судебные.

По мнению Жаркова, в данной экспертизе много нарушений, которые есть в других подобных экспертизах по делам о "фейках" об армии – у Олега Белоусова, Виктории Петровой и Александры Скочиленко. Например, в обязанности специалистов, которые проводят лингвистическую экспертизу, не входит проверка фактов.

– Имело ли место попадание снаряда в объект, повреждение недвижимости, гибель людей – об этом может делать выводы только следствие и суд. Если лингвист судит об этом – это нонсенс, это выход за границы своих компетенций, – сказал Жарков в суде.

Специалисты провели комплексную экспертизу, несмотря на то что следователь заказывал только лингвистическую. И проверяли достоверность информации постов Королева, сравнивая ее с информацией брифингов Минобороны, публикациями информагентства "Регнум" и с анонимными статьями в "Живом журнале", хотя установка достоверности или ложности информации, по словам Жаркова, не входит в обязанности экспертов.

К тому же специалисты противоречат в выводах сами себе: сперва они настаивали, что Королёв писал посты без оценочных суждений, а потом увидели в его словах иронию и негативную оценку действий российских органов власти. Впрочем, примеров иронии в экспертизе нет, как нет и материалов, которые специалисты использовали для анализа.

Среди выводов Тепляшиной и Сафоновой есть ложные суждения, считает Жарков. Например, обвиняемый не цитирует и не ссылается в своих постах на источники, хотя это не так, потому что Королёв в своих постах цитировал и ссылался на источники. Также он заметил, что специалисты не использовали в своей работе научные методы анализа, поэтому их выводы невозможно проверить.

"Я еще могу на себя как-то в зеркало смотреть"

Всеволод Королев в суде заявил, что ни в обвинительном заключении, ни в материалах дела нет даже попытки доказать заведомую ложность информации, которую ему вменяют, а единственное, что следствие смогло доказать, – это авторство постов.

Всеволод Королев
Всеволод Королев

– Есть очевидная разница между распространением заведомо ложной информации и распространением информации, противоречащей официальной позиции Минобороны РФ. Как гражданин РФ я считаю, что есть такие вещи, говорить о которых является еще и моей обязанностью. Соответственно, получается, что путем такой попытки применения закона по аналогии государство преследует меня за то, что я пытаюсь исполнять свой гражданский долг. Я считаю это недопустимым, а позицию обвинения необоснованной, – заявил в суде Королёв. – Единственное, что обвинению удалось доказать – именно я разместил эти посты, чего я и так не скрывал. Я считаю это попыткой ввести в заблуждение суд, и в конечном счете это очень опасная стезя, когда мы вот таким образом начинаем относиться к закону. Когда мы начинаем вертеть законом как хотим, то в результате мы разрушаем и общество, и государство, поэтому я и не согласен с обвинением.

По словам Королева, в своих постах он использовал открытые и не заблокированные в России источники, ссылался на слова очевидцев.

– Поскольку задачей официальных источников в нынешней действительности является скорее формирование нужных настроений, нежели реальное информирование о событиях, в них содержится колоссальное количество слов с негативными коннотациями, – рассказывает документалист. – В информации, если это действительно информация, принято избегать терминов, имеющих определенную негативную коннотацию. При сообщении фактов недопустимо называть украинских военных, допустим, нацистами, националистами, поскольку это уже заранее формирует негативное отношение.

Королёв признался, что писал посты, чтобы показать людям альтернативную информацию, которая отличается от сводок Минобороны. Он понимал, что его могут преследовать за его посты, но вариант не писать о происходящем в Украине для него был неприемлемым.

– Я знал, что в социальной сети "ВКонтакте" кроме сотрудников Центра "Э" находится множество живых людей. Все люди имеют право на то, чтобы слышать кроме какой-то одной позиции ещё и другую. Я убежден, что через время какое-то мы узнаем, что там (на войне в Украине. – СР) происходило, и нам всем будет очень стыдно, особенно тем людям, которые меньше всего в этом виноваты, потому что это просто так устроено, – говорил документалист. – Я пытался что-то сделать, чтобы уберечь своих знакомых от того, в чем они потом сами будут раскаиваться. Считаю, что если человек с чем-то не согласен, то он должен хотя бы что-то с этим делать. Мне самому еще было очень плохо в моральном смысле слова. И стыдно. А когда я хоть что-то написал, я после этого чувствовал, что я еще могу на себя как-то в зеркало смотреть.

Следствие обвинило Королева в том, что он якобы испытывает ненависть к российским военнослужащим, которые участвуют в войне в Украине. Королев это отрицал.

– Военнослужащие – люди подневольные, они выполняют приказы, не они начинали эту войну. Многие из них продемонстрировали мужество, отказавшись туда ехать. Военнослужащие, вообще говоря, ну вот им сказали – они пошли, кто-то может взять и сказать, что "я не пойду, потому что я считаю этот приказ незаконным", кто-то не может. К ним я не испытываю никакой ненависти. А что касается политического руководства, я считаю его некомпетентным, оно ведёт страну к катастрофе. Я не знаю, можно ли назвать это ненавистью. Я не люблю этих людей, которые постоянно врут.

Всеволод Королёв стал десятым обвиняемым в "фейках" об армии. Рассмотрение его дела длится более полутора лет. За это время в Петербурге уже вынесли приговоры по "фейкам" пятерым обвиняемым: "черного копателя" Олега Белоусова приговорили к 5,5 годам колонии за сообщения в чате "Питерских копателей". Помимо "фейков" ему вменяли публичные призывы к "экстремизму".

Священника Иоанна Курмоярова приговорили к 3 годам колонии за 62 видеоролика на ютьюб-канале "Виртуальный православный приход", он признал вину и раскаялся.

Активистку Ольгу Смирнову приговорили к 6 годам колонии за 7 постов с новостями о войне в Украине в группе "Демократический Петербург – Мирное сопротивление" во "ВКонтакте".

Художницу Александру Скочиленко приговорили к 7 годам колонии за замену ценников в магазине на 7 листовок со спорной информацией о российской армии.

Менеджера Викторию Петрову отправили в психиатрическую лечебницу за личные посты и репосты видео с ютьюб-каналов политиков на личной странице во "ВКонтакте".
Мы не разглашаем имена авторов этой публикации из-за угрозы уголовного преследования по закону о нежелательных организациях в России.

...

XS
SM
MD
LG