Ссылки для упрощенного доступа

"Тратьте все, что зарабатываете ". Почему растут цены и когда это кончится


Иллюстративное фото

В России резко подорожали строительные материалы. Росстат говорит о росте цен за май на 5% и на 16,4% за год. Инфляция при этом в разы ниже – она составила 6,02% в годовом выражении. При этом покупатели, а также эксперты строительной отрасли говорят о том, что на отдельные товары цены взлетели в два раза и выше.

В середине мая Ассоциация индивидуального жилищного строительства направила письмо в Федеральную антимонопольную службу с просьбой повлиять на "недобросовестных производителей и продавцов строительных материалов, необоснованно завышающих цены". Ценники на арматуру и кровельные материалы из металла, пиломатериалы, фанеру и строительные плиты, утеплители и базальтовую вату, экструдированный пенополистирол с начала года выросли в два раза и более, пишет президент ассоциации Максим Назаренко. "Мы понимаем, что если эту ситуацию срочно не исправить, то на рынке загородной недвижимости может произойти кризис, который существенно повлияет на экономику всей нашей страны", – говорится в письме.

ФАС отреагировала, сообщив, что рост цен на металл и древесину вызван рядом "рыночных факторов". Однако признаки нарушений закона "О защите конкуренции" в действиях некоторых металлургических компаний ведомство все-таки выявило и возбудило дело. В качестве привлеченных к ответу ФАС упоминает ПАО "Северсталь", ПАО "ММК" и ПАО "НЛМК". В конце мая акции этих трех компаний рухнули, после того как первый вице-премьер Андрей Белоусов заявил в интервью телеканалу РБК, что металлурги за счет сверхприбылей "нахлобучили" государство на 100 млрд рублей.

По словам Белоусова, эти деньги компаниям неведомо как, но придется вернуть в бюджет. Впрочем, вряд ли это поможет жителям России закончить свои стройки и ремонты, остановленные резким ростом цен на трубы и доски. Экономист Максим Блант в интервью Север.Реалии объяснил, почему в ближайшее время улучшения ситуации ждать не стоит.

Максим Блант
Максим Блант

– Рост цен на стройматериалы в начале лета оказался таким заметным, что это обсуждают на каждой кухне. Что случилось?

– Случился своего рода "идеальный шторм". Начнем с того, что одной из основных мер поддержки населения в прошлом году стала льготная ипотека, которая вызвала бум на строительном рынке. Денег в распоряжении у людей стало больше, спрос повысился. Соответственно, строительство тоже стало расти, а производство стройматериалов не успело за этим процессом. Это первый фактор. Второй фактор: карантин и пандемия привели к тому, что люди стали судорожно искать места, куда вывезти семью на лето. Это началось в прошлом году, и в этом году продолжается то же самое. Вся весна и начало лета – ровно та же самая тенденция. За границу ехать нельзя, соответственно, надо ехать на дачу, дачу надо покупать, если развалюха – ее надо ремонтировать. При этом в производстве стройматериалов нет дешевой рабочей силы среди мигрантов. В этом еще один фактор для роста цен: заработную плату приходится платить выше. И вы можете посмотреть, что не только цены на стройматериалы, но и цены на работы тоже подскочили очень существенно за последние полтора года. Это третий фактор. Наконец, еще один фактор заключается в том, что в таком положении находимся не мы одни, но и вся Европа и ряд азиатских стран. Там цены на стройматериалы тоже подскочили весьма существенно. Это касается дерева и продуктов деревообработки, доски, брус, металлоконструкции, арматура – все, что используется как для строительства, так и для отделки жилья. Это глобальная тенденция.

У властей есть такое ощущение, что можно все проблемы решить при помощи денег. Это совсем не так

Соответственно, правительство уже некоторое время назад засуетилось. Дело в том, что госзаказы, государственные инфраструктурные проекты – это еще один способ поддержать экономику, то есть деньги вбухали, как обычно у нас бывает. У властей есть такое ощущение, что можно все проблемы решить при помощи денег. Это совсем не так. Давайте вспомним, что происходило в начале 2000-х годов, когда Дмитрий Анатольевич Медведев придумал самые первые нацпроекты, один из них был – "Доступное жилье". И он вызвал такой рост цен на недвижимость, спровоцированный государственной поддержкой, что жилье стало каким угодно, только не доступным. Сегодня происходит примерно то же самое. Денег вбухали, а стройматериалов на рынке не прибавилось. Поэтому сейчас стали уламывать металлургов на то, чтобы они поумерили аппетиты на внутреннем рынке, поставляли металлопродукцию по каким-то сниженным ценам.

Так что на розничном рынке ничего хорошего ждать не приходится. Не может экономика взять и одномоментно закрыть спрос, который вырос в разы. Некому в тайгу ехать и банально пилить деревья, вывозить их. Деньги – это хороший, полезный фактор. Но когда власти злоупотребляют этим инструментом, ничего хорошего не происходит – деньги появляются, но приводит это только к росту цен.

– Может, имеет смысл ограничить вывоз того же леса, чтобы больше его оставалось на внутреннем рынке?

– Уже сто раз ограничили. Лес круглый вообще не вывозится. Весной принято постановление об ужесточении таможенных пошлин на стройматериалы, то есть минимальная обработка – сучки обрубили, кору сняли – тоже уже не считается. Но проблема в том, что на том же Дальнем Востоке на большом протяжении граница с Китаем довольно прозрачная и слабо контролируемая, и фуры с лесом пересекают ее не очень легальным способом. Это уже вопрос не столько экономического блока правительства, сколько правоохранительного.

– Еще в прошлом году Госдума приняла закон, позволяющий правительству устанавливать предельные цены на продукты питания. Back in USSR?

– Да, такое уже было, и мы помним, как это работало: в СССР был тотальный дефицит. От того, что государство регулирует цены на сахар или яйца, сахар и яйца дешевле не становятся. Они могут ввести предельные цены, но у вас тут же появятся "яйца особой крупности" – на которые предельная цена уже не распространяется – а все остальные просто пропадут. Дешевых товаров, которые регулируются, не будет, а будет товар, который очень похож на тот, который пропал, но "с особо прочной скорлупой" или "сахар особо сладкий". Что угодно можно придумать. Ровно так и происходило в Советском Союзе, где была иллюзия, что цены не росли. Но когда появлялся новый товар, который был похож на старый, то он появлялся по новой цене, а старый быстро пропадал с прилавков. Это единственный механизм, как экономика может реагировать на такого рода административные ограничения.

– Благоприятная для производителей товаров ценовая конъюнктура может вызвать приток новых людей в бизнес, новые производства?

Деньги – это хорошая штука, если они не создают проблем в жизни

– Да, безусловно, если бизнес не будет чрезвычайно опасным занятием, каким он является в России. Здесь пока риски перевешивают. Вы можете заработать деньги. Но если деньги являются поводом для того, чтобы к вам пришла налоговая проверка или человек в погонах, то вы помучаетесь, помыкаетесь, да и плюнете на все это. Деньги – это хорошая штука, если они не создают проблем в жизни. А если начинают создавать, то вы начинаете искать, где заработать без такого рода рисков. Сейчас в России зарабатывать опасно. Легко, просто, но опасно. Немного другие должны быть взаимоотношения у налогоплательщиков и тех, кто на эти налоги живет.

– Анастасия Татулова сказала на недавнем ПМЭФ, что с проверками и претензиями приходят к тем, кто ведет бизнес "в белую". К "серому" или "черному" бизнесу, который вообще не виден для государства, никто не приходит. Это так?

Все процессы, на всех этажах, от малых до очень крупных, контролируются силовиками

– У тех, кто ведет бизнес "в черную" или "в серую", как правило, есть покровители, которые все про них знают, но являются дольщиками этого бизнеса. За последние годы бизнес очень сильно переродился. И все процессы, на всех этажах, от малых до очень крупных, контролируются силовиками. Они сами себе не откусят. Поэтому теперь у нас два вида бизнеса. Есть бизнес, который пытается каким-то образом выживать, и есть бизнес, который контролируется другими структурами.

– Стоит вообще сегодня простому человеку идти в бизнес или лучше сразу на госслужбу?

– Безопаснее на госслужбу. Все зависит от того, насколько вы готовы к риску. Это то же самое, что задать вопрос: "Простому человеку стоит заниматься​ горными лыжами или не стоит?" Масса удовольствия, но можно сломать ногу, свернуть шею. Кто любит погорячее, рисковать, можно бизнесом заняться – исход неоднозначный. Если продолжать это же сравнение, то раньше, 20 лет назад, это были пологие горки для начинающих, а сейчас "черная трасса", на которой есть риск сломать ногу или шею свернуть. Но есть люди, которые там катаются, конечно.

– Можно ли ожидать гиперинфляцию, как это было в 1990-е годы?

– Это зависит от того, что будет происходит с долларом, евро, юанем. Сейчас инфляция в США составила рекордные за много лет 4%. Инфляция распространяется в еврозоне, которая 12 лет боролась с дефляцией – падением цен. Пока власти этих стран остерегаются и не останавливают печатный станок, продолжая поддерживать потребительский спрос. Денежная масса в экономике во время пандемии увеличилась, действительно, это создает некую угрозу. Но если евро увеличится в пять раз, неужели российский производитель не будет искать пути продать в пять раз дороже? Российский ЦБ всячески борется с инфляцией, сейчас ожидается, что будет повышена ключевая ставка, причем серьезно повышена. И, более того, та щедрая помощь гражданам, которая была в других странах во время пандемии, у нас не наблюдалась. Поэтому если не будет инфляции внешней, то, наверное,​ в России тоже ждать не стоит гиперинфляции, ни от Минфина, ни от ЦБ, ни от Путина. Но от нас это не зависит.

– А от кого зависит, станет ли еще одно десятилетие потерянным в российской экономике?

Не государство является работником, которое оплачивается или не оплачивается налогоплательщиком, а налогоплательщик является исполнителем любого каприза чиновников

– Давно уже на одном из Гайдаровских форумах прозвучала фраза о том, что решение российских экономических проблем лежит за пределами экономической политики. Это значит, что Россия целенаправленно движется по пути убийства своего инвестиционного климата. Инвестиции, которыми пытается заниматься правительство из средств Фонда национального благосостояния, не очень эффективны и не очень конкурентоспособны. Силовое давление на бизнес тоже развитию экономики не способствует. Вы представьте себе: первый вице-премьер – наемный чиновник, который живет на деньги налогоплательщиков, – вызывает к себе металлургические компании и говорит им: "Я сейчас нарисую цифру на бумажке, будьте добры, принесите. Я даже не буду думать, придумайте сами, как это оформить, потому что налоги вы уже заплатили, а это сверху". При таких взаимоотношениях, не знаю, кто отважится вкладывать в российскую экономику. Это же на всех этажах, это не только там. К одним приходит первый вице-премьер, к другим приходит начальник департамента регионального правительства. Везде одна и та же модель взаимоотношений. Не государство является работником, которое оплачивается или не оплачивается налогоплательщиком, а налогоплательщик является исполнителем любого каприза чиновников. Это порочная модель. И в этой порочной модели не вижу никакого прорыва, который нам обещают – сколько уже лет? Помните, Медведев, когда стал президентом в 2008 году, пообещал в ближайшие годы устроить модернизационный прорыв? До сих пор прорываемся, никак прорваться не можем. И не сможем. Если у нас будет такая система взаимоотношений: хочу казню, хочу милую; хочу снижу налоги, хочу – накину. Сколько было разговоров о том, что налоговое бремя повышаться не будет! Выходит министр Силуанов и говорит: "А мы вот почесали в голове и подумали, а давайте-ка обложим дополнительным налогом тех, кто выводит дивиденды за границу". Если вы хотите, чтобы у вас были иностранные инвесторы, то как-то глупо так себя вести. Если вы рассчитываете исключительно на своих инвесторов, свои деньги, свои технологии – да, хорошо. Но однажды мы так уже жили в 1980-е годы, когда технологическая отсталость Советского Союза стала одной из причин развала страны.

– Что делать обывателю? Покупать доллары?

– У нас сейчас дедолларизация, поэтому совсем не советую никому покупать доллары. Что придет в голову послезавтра вот этим людям, которые сидят в Белом доме и за Кремлевской стеной, я совершенно гарантировать не могу. Я год назад написал, что доллар из финансового актива может превратиться в вещественное доказательство при обыске, и это все до сих пор актуально.

Финансовая ситуация сейчас такая, что больше чем на день вперед загадывать не стоит

– А стоит брать кредиты или копить наличные?

– Деньги все равно обесцениваются. И никаких факторов для того, чтобы это как-то сократить, нет. Если вам нужна квартира – покупайте квартиру, если нужна машина – покупайте машину. Тратьте все, что зарабатываете. Если не хватает денег – кредит. Финансовая ситуация сейчас такая, что больше чем на день вперед загадывать не стоит. Надо жить и получать от жизни удовольствие. Не надо откладывать жизнь на завтра. Не надо копить. Копить – это самое глупое, что сейчас можно сделать. А больше посоветовать не могу.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG