Ссылки для упрощенного доступа

"Влетели с криками: "На пол, лежать". В Пскове полиция пришла с обыском к политикам и активистам 


Полиция в Петербурге, архивное фото 
Полиция в Петербурге, архивное фото 

В Псковской области сегодня около 7 утра начались обыски одновременно в десяти домах и офисе оппозиционных политиков, журналистов и их родственников. Силовики проводят обыск у Льва Шлосберга, муниципального депутата Николая Кузьмина, родителей главного редактора газеты "Псковская губерния" Дениса Камалягина, журналистки Светланы Прокопьевой, библиотекаря Екатерины Новиковой.

Адвокат Татьяна Мартынова, сотрудничающая с "Агорой", рассказала Север.Реалии, что обыски проводятся в рамках расследования уголовного дела о клевете на губернатора Псковской области Михаила Ведерникова – статья 128.1 УК РФ. Порочащими губернатора сведениями полицейские считают запись в анонимном телеграм-канале "Гремячая башня" от 10 марта. Ее авторы критиковали политику главы региона по отношению к независимым СМИ и писали, что считают неуместными публикации о гибели псковских военных на Украине, которые Ведерников делал в своем инстаграме.

"Отдельные следственные действия" у политиков и активистов поручил провести региональный Центр "Э". При обыске у политиков и активистов изымают всю технику, включая мобильные телефоны.

Журналист и редактор Север.Реалий Светлана Прокопьева рассказала, что полицейские пришли с обыском к ней рано утром. Она в этот момент спала.

– Их было около 10 человек. Я спала в пижаме под одеялом. Ворвались собровцы в масках. Выбили дверь, сломали ее. С размаха выбили стекло в веранде. Влетели с криками: "На пол, лежать". Повалили меня боевыми приемами на пол, заковали наручники, выбили телефон из рук, отобрали его сразу, стали в нем рыться, что-то там искать. Я ничего не успела заблокировать. Они сразу даже не сказали, на каком основании этот обыск, – сказала Прокопьева.

Кошка (справа) Светланы Прокопьевой пережила уже второй обыск
Кошка (справа) Светланы Прокопьевой пережила уже второй обыск

Она добавила, что сейчас находится в статусе свидетеля по уголовному делу о клевете на губернатора. Силовики искали у нее доказательства этого "преступления".

– Они вырыли все шкафы, перевернули все мое белье, книжные полки разбросали, начальник центра "Э" Байков залез даже в мой холодильник, сумку мою вывернул, забрал удостоверение Радио Свобода, – говорит Прокопьева. – Я вообще не в курсе про этот идиотский телеграм-канал, который они называют поводом для обысков. Я не хочу искать никакой логики в их действиях. Это просто тупая отмашка всем испортить жизнь. Они же ко всем по списку пришли – к политикам, активистам. Это наша силовая машина, которая реагирует на приказ Путина искать нацпредателей. Только почему они ищут предателей по статье об оскорблении губернатора? Нашли национальную ценность – губернатор! Надуманные предлоги, надуманные дела. Сейчас техника очень подорожала (ноутбуки, компьютеры, мобильные телефоны) – самое время изымать. Очередной грабеж под нелепым прикрытием.

В 2021 году жителей Пскова неоднократно привлекали к административной ответственности за публичную критику губернатора Ведерникова. На них возбуждали дела за оскорбления и штрафовали. Также критиков власти вызывали в Центр "Э" и просили на камеру извиняться перед главой региона.

Муниципальный депутат Николай Кузьмин рассказал корреспонденту Север.Реалии, что к нему домой полиция пришла также около семи утра.

Псковский депутат Николай Кузьмин на пикете
Псковский депутат Николай Кузьмин на пикете

– Рано утром ко мне начали долбиться в дверь. Двое в черном и масках, без опознавательных знаков. И еще четверо в форме, не представились (позже узнал, что полицейские из центра по борьбе с терроризмом МВД). Постановления судьи на обыск у них не было, ни по какому делу, ни как зовут через дверь мне сообщить отказались. Я начал быстро изучать уголовно-процессуальный кодекс на предмет, возможен ли вообще обыск без судебного постановления. Оказалось, возможен, если речь о "неотложном действии". Не знаю, насколько неотложна такая причина – губернатор Псковской области оскорбился на некие посты анонимного телеграм-канала, – говорит Кузьмин.

Пока депутат читал УПК, спецназ заклеил глазок на его двери и достал кувалду, чтобы выбивать дверь.

– Открыл – и сразу люди в масках с пистолетами и команда: "Лечь лицом в пол!" У меня дочка маленькая в шоке на это все смотрела. Двое в масках меня уложили силой на пол (ушиб плеча, ссадина под ребром) прямо на глазах ребенка. Жену так же рядом "положили". Я повторял, что безоружен, спрашивал, зачем вообще безоружного человека на пол валить? Ноль внимания. Жене позже позволили встать. Это было так нелепо – столько силовиков, часть в черном и в масках, по смехотворному поводу и в какой ситуации! Шестеро на одного безоружного мужчину и женщину с ребенком. Брали как настоящих террористов! Когда всю технику у нас дома забрали, уехали.

Специально после обыска залез перечитать эти посты о Ведерникове – клеветы там не увидел. Это, скорее, размышления о том, пойдет ли в действительности на пользу то, что он использует ура-патриотичные идеи "в поддержку спецоперации" для собственного политического рейтинга. Не более, чем размышления.

Меня никуда не увозили, я прохожу свидетелем (как и остальные 5 человек). Не думаю, что по этому делу кому-то из обыскиваемых может реально грозить перевод в статус подозреваемых. Никто из нас не создавал упомянутый канал. Думаю, это просто повод еще раз испортить нам жизнь, попугать, потратить время. У Льва Шлосберга, который в этот день был в командировке, напугали 93-летнего отца. – говорит Кузьмин.

Лев Шлосберг
Лев Шлосберг

– В нашей с Жанной (жена Льва Шлосберга -СР) квартире все прошло исключительно вежливо, но долго – около трех часов. – говорит Лев Шлосберг. – Многие беспокоятся о папе, Марке Наумовиче, как он пережил сегодняшний обыск. Папа родился в Пскове в 1929 году. Он пережил время репрессий 1930-х, эвакуацию из Пскова под немецкими бомбами в начале июля 1941-го, возвращение в разрушенный город в 1945-м, Сталина, Хрущева, Брежнева, Андропова, Черненко, крах СССР. Папе скоро 93. Он пережил ХХ век – век тотального насилия и тотальной лжи – и смотрит сейчас на происходящее с высоты своего жизненного опыта. Папа спокоен в том высшем смысле, в котором может быть спокоен человек, который уже видел всё. Он беспокоится за Жанну и меня, конечно. Он всё понимает. Прошло то, пройдёт и это. Ни Жанну, ни папу не тронули и не оскорбили. У папы все просто осмотрели, его кнопочный телефон не забрали и ушли. Протокол не составили.

В нашей квартире и квартире папы работали отдельные бригады. Но юрист псковского "Яблока" Елена Маятникова пострадала от рук сотрудника центра "Э" во время обыска в офисе регионального отделения. Утром 18 марта Елена находилась в офисе по улице Некрасова, 29, когда туда пришли сотрудники полиции с обыском по делу о клевете на губернатора. Начальник отделения УМВД по Псковской области Дмитрий Байков, не подтвердивший своих полномочий в проведении этого конкретного обыска, ушиб ей плечо, выталкивая из офиса. Травма зафиксирована в травмпункте для оценки действий Байкова. Елена Маятникова – член избиркома Псковской области с правом решающего голоса от "Яблока". Мы считаем произошедшее репрессиями, эти действия имеют все признаки политического заказа региональных властей. Целью этого полицейского "мероприятия" считаем попытку запугать членов партии и парализовать работу ее отделения. 5 марта у нас уже был обыск, и была изъята вся техника, включая 10 компьютеров. Сейчас отобрали новую.

Библиотекарь Екатерина Новикова кормила двоих детей завтраком, когда в ее комнату в общежитии пришли четверо полицейских.

– Я хотела позвонить адвокату, но мне не дали. Начали обыск при детях, которые завтракали в комнате. Потом дочка, ей десять лет, пошла переодеваться в соседнюю комнату, и они начали ломиться ней, кричать: "Мы ее тоже будем обыскивать!". Хотя у них в постановлении была названа только одна комната. Полицейские и в документах успели накосячить. Они в верхней части постановления об обыске назвали меня Новиковой Еленой Николаевной, а внизу было написано Новиковой Е.М. Два разных человека в одном постановлении и ни в одном месте нет моих инициалов, – возмущается Новикова. – У меня тоже изъяли личный телефон, два старых телефона и фотоаппарат. Еще изъяли телефон сына. Губернатор Ведерников боится двенадцатилетнего ребенка? Губернатор просто ограбил мать двоих детей и даже расписки не оставил. Это, конечно, давление, потому что я одна из немногих псковичей, кто публично выражал свою позицию по поводу спецоперации. Я выходила в одиночные пикеты. Они тогда были законны. Придраться не к чему. А сейчас они вычищают информационное поле, чтобы никто нигде ничего не мог говорить: я осталась без средств связи, не могу ни в соцсети попасть и нигде не смогу сказать, что я думаю о политике России. Но моя позиция не изменится. После того, как у меня изъяли технику, я не начну считать, что спецоперация – это прекрасно.

Денис Камалягин и Светлана Прокопьева
Денис Камалягин и Светлана Прокопьева

– У моих родителей изъяли два ноутбука и два телефона. Они без связи и со мной, и со своими родителями, – рассказывает журналист Денис Камалягин. – Все потому, что сын и его коллеги пишут новости о "сами знаете чем". Когда тебя лично кладут лицом в пол, ты воспринимаешь это как приключение. А когда приходят к родителям – это ужасно. Мои родители – герои, которые на себе ощутили давление власти и стали на мою защиту. Они не подавлены, мама на работу даже пошла. А те, кто послал к ним – свиньи: нельзя так поступать. Нельзя по беспределу возбуждать уголовные дела. Силовикам и чиновникам снесло крышу окончательно, когда пришло военное время. Начальник центра "Э" Дмитрий Байков объяснил мне: "Раньше было время другое, а теперь кругом одни враги народа". Я спросил, почему же он не на войне, которую так поддерживает. А он снова повторил, что занимается врагами здесь. У них цель – запугать, ограбить и по возможности вытолкать отсюда.

Об обысках нас предупреждали два дня назад. По этой причине я уже не в России. Правда, считал, что они пройдут в рамках дела о дискредитации вооруженных сил РФ. Потому что настоящей причиной преследования считаю именно наши публикации на тему [слово, запрещенное на территории России Роскомнадзором]. Что касается этого канала, не думаю, что тем, кто остается в России грозит обвинение в его создании. Они очевидно не при чем. Даже на фоне того, как формально у нас подходят к доказательствам по политическим делам. Другое дело, если они все-таки заведут дело о военных фейках. Там максимум уже не 2 года, а 15 лет, – говорит Камалягин.

Также полиция пришла с обыском к музыканту и журналисту "Псковской губернии" Виктору Тошичу. Он в это время собирал дочь в школу.

– В 7 часов посмотрел в глазок, увидел, что сотрудники полиции, решил не открывать. Но они вошли сами – вручили постановление, я посмеялся. Обыск был при дочке, но она смогла уйти на уроки. Забрали компьютер жены, мой системный блок, флешки, все жесткие диски, осмотрели все остальное. Это длилось часа два. В зале нормально так поработали-поискали, – рассказал Тошич. – Видимо, у полиции нет важных дел, раз занимаются такими. У меня на обыске было два сотрудника управления по контролю за оборотом наркотиков. Не похоже, что полиция защищает граждан: она сегодня работает только на одного человека в регионе.

17 марта обыски прошли также в квартирах казанских активистов партии "Яблоко" – у председателя местного отделения партии Руслана Зинатуллина и активисток партии Гульназ Равиловой и Елены Изотовой.

– Эти обыски прошли в рамках уголовного дела о призывах к участию в массовых беспорядках. Мы требуем немедленно прекратить политические репрессии также как и противоправные действия региональных силовых структур и не превращать в личных интересах губернаторов правоохранительные органы в карательные, – прокомментировал псковские и татарстанские обыски председатель партии Николай Рыбаков.

Накануне Светлана Прокопьева опубликовала в соцсетях обращение к Владимиру Путину, где раскритиковала его политику.

"Владимир Владимирович, у меня есть чувство собственного достоинства, и я тоже хочу иметь право на мнение. И остальные вот эти все права. Я во многом не согласна с вашей политикой (ой, да почти во всем!) и хочу иметь возможность свободно сказать об этом – ради лучшего будущего моей страны. И да, я считаю, что Россия – часть Европы, и русская культура – значимая часть европейской культуры. Западные ценности, которые у вас признак "нацпредательства", они не западные, а гуманитарные. Общечеловеческие. Я – как и многие-многие другие, вот ведь сюрприз для вас! – хочу жить по нормальным общечеловеческим законам и правилам. А не в той странноватой вселенной, которую вы себе придумали и назвали "русским миром". Еще вопрос, кто тут на самом деле национал-предатель", – написала Прокопьева.

Власти заблокировали в России десятки независимых СМИ, в том числе и наш сайт. Нам очень важно, чтобы вы продолжали получать независимые новости из надежных источников. Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы оставаться с нами на связи.

...

XS
SM
MD
LG