Ссылки для упрощенного доступа

"Терпеть больше не могу". Почему паллиативные пациенты остаются без помощи


Выборгская блокадница, больная онкологией, попыталась провести себе операцию по удалению жидкости из брюшной полости самостоятельно. Из-за ковида госпитализировать ее предлагали только за 200 км от дома, семья на это не решилась. Корреспондент Север.Реалии выясняла, почему паллиативная больная в Выборге оказалась в таком положении.

"Дорогая и любимая доченька, а также и любимые мои внучата, если сможете простите меня за мой такой поступок. Но я со своими такими болезнями жить и терпеть больше не могу. Мне очень больно и тяжело. Люди, не вините Галю, она у меня хорошая. Целую всех, ваша бабуля".

Предсмертную записку с такими словами пожилая женщина оставила на случай, если последствия "операции" будут трагичны. Фото записки опубликовала 22 ноября фельдшер скорой помощи Виктория Шутова, которая приехала на вызов. О пострадавшей известно немного: Клавдии Васильевне Петровой 90 лет, живет в Выборге, прошла войну и блокаду, больна онкологическим заболеванием, которое приносит ей сильнейшие боли. Она дважды находилась на лечении в Выборгской межрайонной больнице, подтверждают в Комитете общественных коммуникаций Ленинградской области.

"По поводу асцита ей была рекомендована хирургическая помощь, а дальнейшее уточнение онкологического диагноза и лечение предполагалось проводить в Ленинградском областном онкодиспансере, – говорится в официальном сообщении. – В ноябре к женщине была вызвана скорая помощь и медиками было принято решение госпитализировать ее в Выборгскую больницу. В приемном покое было проведено ПЦР-тестирование, результат оказался положительным. Женщине была предложена госпитализация в Тосненскую больницу, где оказывается срочная хирургическая помощь пациентам с COVID-19. Однако родственники пациентки отказались от госпитализации. В дальнейшем женщина находилась на амбулаторном наблюдении, тест на коронавирус проводился еще дважды – оба раза результаты были положительными".

Госпитализацию действительно предлагали, пишет фельдшер Виктория Шутова, родственники отказались именно потому, что из-за положительного теста на ковид ее собирались вести в ковидный стационар в Тосненской больнице, "который находится в 200 км от ее дома, для неё это как на другую планету".

"Бабуля прошла войну и блокаду, – пишет Шутова, – восстанавливала страну из праха и на закате дней заболела онкологией, при этом ее светлому разуму могут позавидовать молодые. И эта самая онкология дала ей осложнение – асцит. При этом осложнении очень страдает качество жизни. Невозможно ходить, лежать и даже трудно дышать. Она не смогла получить своевременную помощь по классической причине – ковида же не существует, это сказки. И бабуля сама себе проводит хирургическое вмешательство – лапароцентез с целью облегчить состояние. То есть делает надрезы тонким ножом по передней брюшной стенке с целью вывода жидкости. Только вот она не была уверена в этой операции, она же не врач, и потому она написала предсмертную записку, чтобы никто не подумал, что это не она. Старики являются лакмусовой бумажкой общества. И если в мирное время старики сами себя оперируют – это беда".

Трагическим стечением обстоятельств стало то, что в момент резкого ухудшения состояния никого не было рядом с больной

Комментировать ситуацию журналистам Виктория Шутова отказывается "по многим причинам", но добавляет, что женщина в больнице: "У неё прекрасные, очень заботливые родственники, с ней все хорошо на данный момент, но ей очень необходима достойная паллиативная помощь". Родственники на связь с журналистами выходить отказываются.

В настоящее время пациентка находится в стационаре, угрозы для ее жизни нет, проводится служебная проверка произошедшего, также сообщила председатель комитета общественных коммуникаций Ленинградской области Екатерина Путронен: "Прошу всех, кто когда-либо сталкивался с онкологическим заболеванием, вспомнить, что, к несчастью, пациенты с онкологией часто испытывают тяжелые боли, влияющие на их поведение и сознание, и нуждаются в постоянном наблюдении и уходе. Прошу вас также воздержаться от обвинения как родных блокадницы, так и медицинских работников, именно в момент страшного решения не оказавшихся рядом с больной... Трагическим стечением обстоятельств стало то, что в момент резкого ухудшения состояния никого не было рядом с больной. В Ленинградской области помимо специализированной онкологической службы работает два хосписа для взрослых пациентов. Паллиативная помощь жителям оказывается на 482 койках во всех районах Ленинградской области, включая Выборгский. Больные направляются в хосписы по рекомендации врача при наличии добровольного согласия. Выражаю надежду, что родственники пациентки и медики придут к соглашению в выборе учреждения, где ей будет оказана комплексная паллиативная помощь".

Это мучительно, лишает человека возможности заниматься любимыми делами, общаться

Возможные мотивы такого решения Клавдии Петровой – облегчить себе состояние самостоятельно, объясняет в соцсети директор петербургского "Хосписа на дому" Екатерина Овсянникова: "В случае этой женщины, судя по информации, которую предоставила Виктория, речь идет о развитии онкологического заболевания, которое уже не получится вылечить. Жидкость скапливается постепенно, но доставляет много проблем – человек чувствует слабость, при увеличении количества жидкости в брюшной полости – распирание, его тошнит и может рвать, он чувствует боль и мучается от одышки. Это мучительно, лишает человека возможности заниматься любимыми делами, общаться, все внимание и силы сконцентрированы на том, чтобы терпеть это. Когда это длится не часы, а дни и недели, когда становится только хуже, когда нет рядом медицинских работников, которые могли бы объяснить, что происходит, и помочь облегчить состояние, действительно остается только попытаться самостоятельно избавиться от асцита..."

Осложнение в виде асцита вызывают некоторые виды онкологических заболеваний, а также цирроз печени, острая сердечная недостаточность, болезни почек. Асцит может быть напряженный, тогда необходимо сделать лапароцентез – прокол для вывода жидкости, которая сильно усложняет жизнь больного, рассказал Север.Реалии врач-терапевт Олег Один. Медицинское образование он получил в России, последние десять лет работает в Америке, там он переучился. Один обращает внимание на то, что в США, например, нет разделения больниц по сферам, поэтому принять с любым случаем, хотя бы для экстренной помощи, могут в больнице любого города:

Понятно, что это очень некомфортно – иметь большое количество воды в животе. В моей практике был случай, когда я лично удалил 27 литров воды

– В организме есть четыре серозные полости: две плевральные, где находятся легкие, область перикарда, где находится сердце, и брюшная, где органы живота. При воспалении и других ситуациях в них может накапливаться жидкость. Если накапливается в полости живота – это и есть асцит. Одна из причин – опухоли. Брюшная полость изнутри выстлана эпителием – покровной тканью, брюшиной. Когда в брюшину прорастает опухоль, может начаться асцит. Проколов можно делать столько, сколько нужно. Всегда, конечно, есть риск, потому что иглой нужно проткнуть брюшную стенку. Может начаться инфекция или кровотечение. Если асцит связан с опухолью, кровотечение менее вероятно. Формулы, по которой можно предсказать, как быстро набирается жидкость, нет. Единственный способ не делать проколы часто – поставить катетер, удалять жидкость время от времени. В Америке есть силиконовые катетеры, которые могут стоять долгое время, с их помощью можно дренировать жидкость. К ним прилагаются специальные вакуумные бутылки с клапаном. Прокалывается резиновая пробка, жидкость дренируется под давлением, после этого бутылка удаляется, а катетер остается. Время процедуры тоже зависит от случая. Если опухоли, то, как правило, можно убрать и быстро. Основная проблема асцита в объеме жидкости – она давит на диафрагму, пациенту дышать тяжело. Если это напряженный асцит, дело еще и в разнице давления. Оно может превышать давление в нижней полой вене, например, в ней нарушается кровоток. Понятно, что это очень некомфортно – иметь большое количество воды в животе. В моей практике был случай, когда я лично удалил 27 литров воды. Это мой персональный рекорд. Заняло весь день, конечно, это все проходило в отделении. Понятно, что надрез дома грозит основными двумя осложнениями – кровотечением и инфекцией.

Дело, конечно, в системе, – продолжает специалист. – В России все идут по пути специализации: для ковида выделяют госпитали, нет больниц, за редким исключением, где можно оказать помощь любому больному. В Америке все наоборот: тут по крайней мере экстренную помощь могут оказать любому, и уж точно во всех городах больницы для этого подготовлены. "Мне кажется это логичным", – комментирует Олег Один.

Екатерина Овсянникова и фонд помощи хосписам "Вера" заостряют внимание на том, что в России остра проблема паллиативной помощи.

Согласно расчетам Овсянниковой, в Выборге нуждаются в паллиативной помощи порядка двух тысяч человек. Если считать, что такая помощь оказывается каждому последние четыре недели жизни ("Хотя, конечно, не оказываем, у кабинета по паллиативной помощи нет таких ресурсов", – уточняет эксперт), то это 166 человек ежемесячно. При этом в Выборге работает один кабинет паллиативной помощи с одним врачом, причем прием в кабинете ведется с 8.00 до 11.00 утра по рабочим дням, а затем с 11.00 до 16.00 врач ведет обслуживание по вызовам на дому. По выходным к специалисту можно попасть один раз в месяц – третья суббота.

Космонавт может быть каким угодно крутым, но мы же не ожидаем от него, что он будет ходить по МКС ногами, правда? Почему от врачей тогда ждем?

– Получается, что качественно можно оказать помощь 5–6 семьям из расчета в среднем 1 час на пациента. В самом тяжелом случае – 8 выездов и 8 пациентов в смену. Не будем щадить доктора из Выборга (потому что система мало кого щадит) и, несмотря на 8 часовой рабочий день, будем думать, что она обслуживает 8 пациентов, не обедает и задерживается на работе (что чаще всего правда, никто, правда, не изучает, как это сказывается на качестве помощи), – делает вывод Овсянникова. – Космонавт может быть каким угодно крутым, но мы же не ожидаем от него, что он будет ходить по МКС ногами, правда? Почему от врачей тогда ждем?

Единственный выборгский врач паллиативной помощи Диана Маркушина на контакт с журналистами также не выходит. Специалисты "Хосписа на дому" предложили семье Клавдии Васильевны взять на себя организацию медицинской помощи и компенсацию услуг.

Сейчас Клавдия Петрова находится в Выборгской больнице в хирургическом отделении. Об этом Север.Реалии сообщили в больнице, добавив, что остальная информация относится к врачебной тайне.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG