Ссылки для упрощенного доступа

"Моё молчание – это предательство". Вышел из СИЗО через месяц после признания


Николай Веприков
Николай Веприков

Суд в Петербурге отпустил из СИЗО Николая Веприкова, обвиняемого в "фейках" о российской армии. Причины, по которым судья изменила свое прежнее решение об аресте, неизвестны. Но родные обвиняемого уверены, что Николай все равно в опасности: с него не сняты обвинения, а меру пресечения суд может изменить. Север.Реалии поговорил с Веприковым и его девушкой о задержании и уголовном деле.

Новое уголовное дело о" фейках" про российскую армию в Петербурге возбудили в конце июня из-за двух постов о военных действиях в Украине. Обвиняемым стал 42-летний программист Николай Веприков, который опубликовал записи на своей закрытой странице во "ВКонтакте".

– Уголовное дело возбудили из-за двух постов на моей личной странице во "ВКонтакте". Причем я закрыл страницу почти сразу после начала СВО. О какой "публичности" в этом случае может идти речь, я не понимаю. Подписчики даже не могут сделать репост моих записей. И как сотрудники Центра Э (центр МВД по борьбе с экстремизмом. – СР) получили к ним доступ – ещё один интересный вопрос, – так ответил Веприков на письмо Север.Реалии (его ответ пришел за несколько дней до его освобождения из СИЗО. – СР).

Спустя почти месяц суд в Петербурге изменил меру пресечения и освободил Веприкова из СИЗО.

– Я даже не очень могу радоваться, я, скорее всего, в шоке и не понимаю, что происходит. Это странно. Почему его внезапно решили отпустить? Так же не бывает? – рассуждает девушка Николая Мария Скобелева. После возбуждения уголовного дела против Веприкова и угроз со стороны оперативников она уехала из России. – Более того, история Николая на этом не кончается: обвинения с него не сняты, меры пресечения пока нет, но в любой момент она может появиться, могут вменить ещё один эпизод и снова закрыть в СИЗО; также следователь очень может влепить ему вторую часть статьи – а это уже срок до 10 лет; адвокат сказал, что от следствия можно ожидать любой внезапной пакости! Так что ничего ещё не закончено, Николай совсем не в безопасности!

Мария и Николай
Мария и Николай

Веприков в Петербурге прожил 10 лет, а до этого учился и жил в Ижевске – столице республики Удмуртия.

До возбуждения уголовного дела Николай работал программистом, разрабатывал приложения для компьютера и телефона, параллельно с основной работой он 10 лет вел киноклуб "Эксперимент" в "Открытом пространстве" и несколько лет вел курсы по системному мышлению.

– В 2017 году я провёл переоценку своей жизни и решил, что лучший способ изменить мир – это научить людей чему-то хорошему. Я загорелся идеей создать комплексный курс критического мышления, – рассказывает Веприков. – Первым делом подготовил и прочитал лекции по формальной логике. Затем по теории аргументации. Потом замахнулся на курс по системному мышлению, но это оказалось непростой задачей.

Веприков понимал, что из-за записей в соцсетях у него могут быть проблемы.

– Да, такую вероятность я рассматривал. Особенно учитывая новости о задержаниях и делах о фейках, которые постоянно появляются. Но я очень остро переживал все происходящее (в Украине. – СР), и держать это в себе было невыносимо. Кроме того, я чувствовал, что моё молчание – это предательство моих принципов и ценностей и сделка с совестью, – говорит Николай. — А ещё мне хотелось поддержать моих друзей и знакомых, с которыми у нас общие ценности и взгляды на жизнь.

Николая Веприкова задержали в конце июня на выходе из отдела МФЦ, когда он получал загранпаспорт. Все личные вещи при задержании у него забрали, в том числе и ключи от квартиры.

– Его задержали, приложили об асфальт, изъяли все вещи и ключи. С этими ключиками от квартиры они преспокойно и вошли в наш дом, – рассказывает Север.Реалии девушка обвиняемого.

В квартиру с обыском оперативники пришли через несколько часов после задержания Веприкова, Мария ещё спала.

– Я проснулась только в тот момент, когда надо мной нависли несколько мужиков. Я в своей постели, а они: "Девушка, у вас обыск", – говорит Мария. – Понятно, что шок. Я подумала, что мне какой-то кошмар снится. Показали какие-то удостоверения, которые я, конечно, на стрессе не запомнила, постановление об обыске.

Скобелева одевалась уже в присутствии сотрудников. Веприкова на обыск не привезли, а у нее сразу отобрали телефон и не дали позвонить адвокату.

– Мне сказали так, что якобы если у меня телефон адвоката в голове или на бумажке, то мне дадут позвонить с их телефона, а с мобильного – нельзя! Откуда я знаю номера? Я что, готовилась? – удивляется Скобелева.

Обыск шел несколько часов. Следователи изъяли всю технику, в том числе телефон и ноутбук Марии. Нашли значки с символикой Украины и назвали их экстремистскими. Скобелева утверждает, что во время обыска на нее давили, угрожая уголовным делом, и требовали, чтобы она оговорила Веприкова.

– Они очень обрадовались, когда обнаружили среди значков что-то на украинском и "Слава Украине". Сказали, что это экстремизм, – говорит Скобелева. – И эти значки – это был скорее повод, чтобы на меня давить и мне угрожать, что якобы на меня заведут уголовное дело из-за них, потому что если я им не скажу, что это его (Николая. – СР), то значки мои, потому что мы живем вместе.

После обыска Марию отвезли в Следственный комитет, где уже находился Веприков.

Николай Веприков
Николай Веприков

– Когда я его увидела, то я прям при них (сотрудниках СК. – СР) выругалась матом, потому что у него на лбу были две гематомы. Я говорю: "Тебя били, что ли?", он говорит: "Нет, приложили об асфальт". Его не били, не пытали, просто психологически поездили хорошенько, – говорит Скобелева.

В следственном комитете Веприков и Скобелева были до ночи. Марию допрашивали как свидетеля. При заполнении документов она заметила, что в одном протоколе указано, что она была не против, что обыск проходил без адвоката – его она подписывать отказалась. На что следователь ответил: "И без вас подпишем, вам же хуже".

– Его склоняли, чтобы он во всем признался. За один день сделали из подозреваемого обвиняемым. Он подписал все признания и под протокол, и на камеру. Это очень плохо, адвокат с ним был только государственный, это было только для галочки, – рассуждает Мария.

По ее словам, Веприкову говорили, что если он признает вину, то ему дадут "минималку". Свою вину он признал.

Уже после выхода из СИЗО Николай Веприков рассказал Север.Реалии о том, почему суд мог изменить меру пресечения.

– Я думаю, что это, наверное, может быть связано с решением следователя: он приезжал ко мне за день до суда, и у него на руках было постановление об изменении меры пресечения. Как он объяснил: (меру изменили), так как я признал свою вину, и он увидел, что я нормальный, адекватный человек, и то, что такое дело было первый раз, решил, что можно не жестить. Я не ожидал этого. Мы в понедельник встречались с адвокатом и пытались вычислить, что шансов на изменение меры пресечения примерно 8%. Да, есть вероятность, что меру пресечения снова изменят на СИЗО, но мне сложно сказать, что будет дальше. Я радуюсь тому, что есть, – прокомментировал Веприков решение суда.

В марте 2022 года – сразу после начала военного вторжения России в Украину – в Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс включили статьи "за публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных сил в целях защиты интересов РФ". По ней грозит штраф от 30 до 50 тысяч рублей, при повторной "дискредитации" он вырастает до 100 тысяч рублей. Если будут составлены еще протоколы по этой статье, следователи могут завести уголовное дело – статья 280.3 предусматривает до пяти лет лишения свободы. Кроме того, в Уголовном кодексе появилась статья о распространении заведомо ложной информации о действиях российской армии. Под нее подпадают фактически любые высказывания о войне в Украине, не совпадающие с официальной позицией российских властей.

...

XS
SM
MD
LG